Режим «красных кхмеров»: рассказ очевидца

С мистером Ченгли мы познакомились совершенно случайно, как обычно и бывает в путешествиях. Наш мотоцикл сломался на трассе, а первым, кто ехал следом за нами, был мистер Ченгли.

Я на удачу поднял руку, не ожидая, что машина остановится, но метров через 50 водитель все же решил притормозить. За рулем был улыбчивый и жизнерадостный мужчина лет 50, который, ко всему прочему, отлично говорил по-английски.Не смотря на то, что он торопился на встречу, он не отказался помочь нам и подбросил на несколько десятков километров до более-менее крупного города. Позднее мы встретились с мистером Ченгли и его очаровательной женой в Сием Рипе, разговаривали о многом, о разнице культур, о людях, о политике. Но самыми волнительными были его воспоминания о режиме «красных кхмеров». Мистер Ченгли — один из немногих камбоджийцев, кому удалось пережить гражданскую войну и кровавый режим психопата Пола Пота. Дальше будет следовать рассказ от первого лица, чтобы вы могли максимально погрузиться в диалог с мистером Ченгли.

Историческая справка.
Режим «красных кхмеров» начался в Камбодже в апреле 1975 года, когда коммунисты во главе с Салот Саром (настоящее имя, псевдоним Пол Пот) и северовьетнамской армией захватили столицу Камбоджи Пном Пень. В течение нескольких дней более, чем 2 миллиона жителей столицы были изгнаны в сельскую местность. При помощи репрессий Пол Пот начал создавать коммунистическое государство. В течние всего 5 лет было уничтожено по разным данным от 2 до 4 миллионов человек. Правительство устроило геноцид по национальному и религиозному признаку, а также избавлялось от образованного населения. Людей убивали за то, что они носили очки, умели читать или писать, а также за подозрения в связях с предыдущим правительством. Подробнее о режиме «красных кхмеров» можно прочитать в
википедии, у нас же задача рассказать про режим глазами очевидца. Мистеру Ченгли было всего 12 лет, когда Пол Пот пришел к власти.

— Мне было всего 12 лет, когда я попал в армию «красных кхмеров». Они называли нас выдающимися детьми, очень важными. Мы были особыми детьми, но мы также каждый день ходили на рисовые поля, как и все остальные. Там нас учили как работать, как и что есть, как жить одному, но у нас не было школ, все это происходило прямо на рисовых полях. Все больницы были разрушены, люди умирали от диареи, малярии. Не было никаких лекарств, люди использовали только настойки различных трав.

Очень много людей умерло в то время. Многие из-за нехватки еды и жестких трудовых условий пытались сбежать в Таиланд, но были схвачены на границе солдатами Пола Пота, которые охраняли всю протяженность границы Камбоджи. Разумеется, эти люди были убиты. И мы, дети, все это видели. Нас учили убивать. Нам говорили, что все эти люди — враги. И мы должны были знать, как убивать таких людей. Иногда на собраниях одного из детей могли поставить в центр, дать ему в руки ружье, приложить его палец к курку и выстрелить в жертву. Никакой жалости, никакой толерантности, они всегда повторяли, что этот мужчина — наш враг и предатель.

 

«Если молодожены не «делали любовь», их убивали»

 

Если между юношей и девушкой любовь без одобрения власти, их обоих убивали. Никакой любви. Один раз в год к нам приезжали представители партии и говорили, кто и с кем будет жениться. Все выходили на улицу, а они выбирали. Ты, парень, женишься на этой девушке, ты на этой и так далее. Никто не выбирал, выбирало правительство. Если тебя не устраивал такой вариант, то тебя убивали. Два моих брата женились в то время. Первую неделю после брака ты должен был «делать любовь» (заниматься сексом) со своей женой каждый день. А с утра ты должен идти работать на рисовые поля на 14 часов. Чтобы контроллировать это, они заставляли нас, специальных детей, всю ночь подслушивать под домами молодоженов. Если молодожены не «делали любовь», их убивали. И мне приходилось подслушивать, а с утра докладывать своему начальнику, какие именно звуки я слышал. Каждому из нас поручали подслушивать за одним из домов. Они использовали детей, потому что дети честные, дети не умеют врать.

Люди Пола Пота поубивали весь скот, готовить в домах было запрещено, все ели в общих кухнях, в которых трудилось несколько девушек. Вся деревня приходила в определенное время к кухне и каждый получал свою порцию еды. За приготовление еды дома убивали. Весь рис, который выращивался по 13-14 часов в день, экспортировался за копейки в Китай, поэтому есть приходилось только «rice porridge» (рисовая похлебка, сваренная на воде из рисовой муки). Иногда, примерно раз в неделю, в похлебку добавляли маленький кусочек рыбы. Это была вся еда, которую мы ели. Запрещено было ловить рыбу, насекомых, грызунов и прочую живность для употребления в пищу. За такое сразу убивали. Люди умирали от голода, дети были истощены, из-за нехватки питательных вещест появлялось множество болезней, от которых люди умирали. Я всегда носил с собой небольшую горстку соли во внутреннем кармане штанов под поясом, чтобы в нужный момент она была под рукой. Удачей было поймать маленького краба, который тут же съедался живым, но слегка подсоленым.

 

«Мне было всего 17 лет, я понимал, что если не убегу, то умру»

 

Когда в Камбоджу ступила освободительная армия, многие солдаты из числа «красных кхмеров», увидев свет в конце тоннеля, начали воевать против режима Пола Пота. И я был в их числе. Однажды мне пришлось отстреливаться от «красных кхмеров» и в результате перестрелки мне прострелили ногу. Вот здесь, чуть выше колена (показывает шрам на ноге). Мне было всего 17 лет, я понимал, что если не убегу, то умру. И я убежал. Я пробежал три километра, отстреливаясь, пока не потерял сознание. К счастью, меня подобрал мой друг, который отнес меня в укрытие, где мне оказали помощь. Мой друг спас мне жизнь.

На мой вопрос, убил ли мистер Ченгли кого-нибудь в то время, он тактично ушел от ответа, сказав лишь, что отстреливался не глядя.

Добавить комментарий